Юбилей г.Осинники

К юбилею г. Осинники

Продолжение…

И незаметно город стал родным

(Время и жизнь, 4 декабря 2008)

Начало июня 1960 года – это моя первая встреча с Осинниками, с Кузбассом. После жары, песков и пыли Хорезма, куда я была направлена как молодой специалист по окончании Майкопского педагогического училища, Осинники показались мне раем. В то время года цвели огоньки, и от их обилия горы за Орловкой казались оранжевыми. Такого яркого разнотравья я не видела даже на благодатной Кубани, где прошли мое детство и юность. Многое я увидела здесь впервые: терриконики, вагонетки с породой, ползущие по ним вверх, деревянные тротуары (о которых я раньше читала в книгах и думала, что они давно уже канули в Лету), молодых людей с черной окантовкой вокруг глаз, а то и вовсе похожих на негров, когда на их лицах блестели лишь глаза и зубы. Я увидела городок, протянувшийся на многие километры и как будто привязанный к шахтам «Капитальная-2», 9-я шахта, 4-я шахта, «Капитальная-1». Соцгорода как такового по сути еще не было. А за школой № 5, тогда еще совсем новой, располагались колхозные поля, засаженные картофелем и другими овощами.

Юбилей г.Осинники

 

Вдоль дороги, начиная от ш. «Капитальная-2», тянулись несколько улиц, застроенных частными домиками. Мою маму все время удивляло, почему эти домики не отштукатурены и не побелены. Она, родившаяся и всю жизнь прожившая на Кубани, была убеждена, что только нерадивая хозяйка может жить «в небеленой хате».

Ко многому пришлось привыкать. Приучалась топить печь углем, так как там, где жила раньше, топили печи дровами или кизяком. Пришлось запомнить новые слова: углярка, стайка, названия шахтерских специальностей: проходчик, навалоотбойщик, люковой, стволовой, горный мастер… А вот в шахте так ни разу и не побывала.

Зоной отдыха горожан в то время было заречье. За Кондомой располагался прекрасный черемуховый парк. Когда цвела черемуха, ее аромат доносился и до города. В парке был ресторан, беседки, а рядом – летняя база детских садов. Каждое предприятие города, имеющее ведомственный детский сад, содержало и загородную базу. Это были деревянные, хорошо оборудованные корпуса с обустроенными детскими купальнями.

Мне нравилось работать в Ашмаринском пионерском лагере. Первые четыре года по необходимости (да и просто из интереса) работала без отпуска по целому лету. Бессменным начальником лагеря тогда был А. А. Умрихин. Старшей пионервожатой – З. У. Сергеева, а потом и я. Ашмаринский лагерь был центром летней работы с детьми и подростками. Расположенный в живописной местности на берегу чистейшей тогда еще реки Кондомы, лагерь привлекал ребятишек: мы ходили в походы, ловили рыбу, купались, организовывали разного рода соревнования, выставки, карнавалы, а костер в честь окончания смены лагеря ребята начинали ожидать чуть ли не с самого времени заезда. К нам на футбольные соревнования приезжали ребята из Осинников и Калтана. Многие из этих футболистов стали известными людьми: В. Казаков, В. Хорохордин, братья Шульц Владимир и Борис.

В лагере хорошо было организовано медицинское обслуживание и питание. В. В. Кибакин начинал свой профессиональный путь с повара, потом стал заведующим столовой и заведующим производством. Его жена, Нина Яковлевна, была медицинским работником, а моя сестра Вера работала бухгалтером. Много лет проработали музыкальными руководителями Л. С. Ериков, А. И. Котович, П. И. Суханов.

Юбилей г.Осинники

 

До места работы я ходила обычно пешком, вдоль Кондомы. Через речку переправлялась или на пароме, или на лодке из Кандалепа, или вброд, если мелела река. На моих глазах строился и перестраивался лагерь, многое сделали осинниковские предприятия, особенно шахты, а также ЦЭММ (ныне РМ3). Была построена новая столовая, спальные корпуса, благоустроена территория. Только в одном Ашмаринском лагере отдыхало за лето около 3-х тысяч детей и подростков, а был еще отличный Кузедеевский лагерь ЮК ГРЭС. Комплектованием лагерей пионерскими вожатыми занимались горком комсомола и Дом пионеров.

О доме пионеров – особая строка.

Первым его директором была Т. А. Задорожная. Многие добрые начинания шли (и, к счастью, идут) из Дома пионеров, ныне Дома детского творчества: туристическая Работа, которую начинал в свое время Л. Л. Фотинов и талантливо продолжил Заслуженный учитель России В. А. Зотов, работа агитбригад, городской самодеятельности, учеба актива, разновозрастных отрядов (РВО).

Довелось мне работать в школе № 10 пос. Тайжина, в которой обучалось более тысячи учеников. Даже не верится, какой огромной, по тем временам, была эта школа, она располагалась в основном двухэтажном деревянном здании и в двух филиалах, имела великолепный сад, цветник и теплицу, в которой к Новому году выращивались арбузы. Руководил всем этим великолепием энтузиаст, учитель биологии Ю. И. Меснер. Школа неоднократно становилась призером на ВДНХ. Директором в то время была Д. Ф. Кочетыгова, благодаря которой в школе сформировалась отличная дисциплина, основанная скорее всего не на внутренней убежденности и взаимопонимании учителей и учеников, а на диктате.

Одновременно со мной в школу пришла яркая, неординарная группа выпускников Новокузнецкого (Сталинского) педагогического института: И. И. Фаст, Г. А. Фаст, Н. М. Безгрешных, З. Д. Бусоргина, В. И. Ильина, Л. И. Захарина.

Через два года работы я была переведена в школу № 26, директором которой в 1962 году был В. В. Ковязин – талантливый человек, мастер на все руки. Мне посчастливилось работать в прекрасном педагогическом коллективе: В. Ф. Валова, М. П. Марчук (Гнып), Г. А. Донкова, Р. И. Гордымова, М. М. Унжакова, О. Г. Гальвас. Библиотекой заведовала М. П. Заварзина – человек компанейский и по-хорошему одержимый своей профессией.

Любила я Стройгородок тех времен.

Населенный, как и пос. Тайжина, людьми самых разных национальностей, он мне представлялся тогда большой дружной семьей. По нему можно было изучать этнографию. И мы по-своему делали это, устраивая фестивали, форумы, конференции, слеты, для участия в которых из бабушкиных сундуков доставались наряды – украинские, немецкие, польские, чешские и др. Ребятишки с удовольствием облачались в них и… блистали! Здесь на опыте изучались обычаи, язык, кухня, литература разных народов. И не нужно было какого-то искусственного интернационального воспитания, были только добрые люди, добрые соседи и добрые дети. И не было никакой вражды по так называемому национальному признаку. В Стройгородке я работала в школе № 2, осваивая новую должность, именуемую теперь как организатор внеклассной и внешкольной работы. По сути, коллектив учителей и учеников был для меня уже родным. Мы придумали осенние балы – смотр талантливых старшеклассников, которые помогали еще больше сплотить коллектив учеников. До сих пор, встречая выпускников, радуюсь их успехам и переживаю, если у них что-то не получается. Не всех уже узнаю, но вдвойне приятно, когда они здороваются сами.

Директором школы № 2 довольно долгое время был Д. И. Сапожников, участник ВОВ, человек внешне сдержанный, но добрый, что чувствовали и ученики и учителя. Он всегда приходил на школьные вечера и комсомольские собрания, садился в первом ряду, на собраниях обязательно выступал, говорил спокойно, весомо. Заместителем директора по учебной работе была Н. Г. Дикарева – добрейшей души человек. Она создала отличный кабинет географии, который в то время был лучшим в городе.

В 1971 году меня перевели в отдел народного образования, сначала инспектором, а потом заведующей. С теплотой вспоминаю тогдашних директоров школ, свою опору: Г. А. Хиля, В. Г. Таранжин, А. А. Разумцев, Е. М. Московая, А. А. Милихин, Е. Н. Репин, Л. Ф. Кузьмина, Л. Д. Шильцева, Г. Я. Дейч, И. И. Фаст, А. А. Некрасова, А. С. Хохлов, И. И. Аверин.

Большую помощь в работе оказывали секретари горкома партии А. И. Ветров и В. Я. Измаденов. Они помогли, что называется, повернуть предприятия лицом к школе. Помню, как усилиями Т. В. Востриковой строилась столовая труда и отдыха школы-интернат № 26. Особо хочется сказать об опыте совместной работы школ и директоров шахт «Капитальная» и «Алардинская» Д. Ф. Никитина и А. И. Шундулиди. Обычно в конце мая Даниил Федорович приглашал меня вместе с директорами закрепленных за шахтой школ, собирал всех начальников блоков, и мы сообща обсуждали планы подготовки школ к новому учебному году. Директор крупнейшей шахты рассматривал школы как подразделения шахты. По-государственному подходил к школам Александр Иванович Шундулиди. Он не только помогал малиновским школам, но и совместно с музыкальной школой, директором которой был М. М. Маслов, организовал знаменитые тогда Малиновские субботы, о которых писала и столичная пресса. Школы № 19 и 30 перенесли на субботу работу факультативов и кружков, и на их занятия за счет средств шахты приглашались знаменитые артисты, певцы, музыканты, поэты. В городе действовало 17 клубов по месту жительства. Размещались они в подвальных помещениях и на первых этажах жилых домов. В них работали кружки, проводились различного рода мероприятия.

Оглядываясь назад и сравнивая прошлое и настоящее, невольно отмечаешь: да, мы были тогда беднее, но, по-моему, добрее. Убеждена, что свое прошлое никогда нельзя отбрасывать. Надо брать из него лучшее и переносить в настоящее.

 


Н. Матросова, Заслуженный учитель России, Почетный учитель Кузбасса, Почетный гражданин Кемеровской области, председатель городского совета старейшин.


Никто не решился оставить свой комментарий.
Будь-те первым, поделитесь мнением с остальными.
avatar
Back to Top