История возникновения города Осинники

История возникновения города Осинники

История возникновения города Осинники Указом Президиума Верховного Совета СССР от 4 декабря 1938 года рабочий поселок Осиновка реорганизован в город Осинники. Кузнецк и окрестности селения основали казаки, которые пришли в Сибирь вслед за Ермаком.

После экспедиции Ермака русские неудержимым потоком хлынули в Сибирь и за 60 лет они прошли от Урала до Тихого океана. Опорным пунктом при продвижении русских в кузнецкую землю явился Томский острог. Он был построен в 1604 году в низовьях реки Томь. В первое время своего основания это был слабо защищенный деревянными стенами небольшой «острожек». Но благодаря своему положению (через него шли водные пути в Мариинскую и Кузнецкую тайгу, предгорья Алтая) оказался базой продвижения русских в верховья Томи и окружающих гор, Кузнецкого Ала-Тау, Шории, Салаира. Отсюда небольшие отряды служилых людей отправлялись в кузнецкую землю собирать ясак. Ясак являлся главной формой экономического подчинения и эксплуатации завоеванных народностей Сибири.

Впервые русские прибыли в наши края в 1607 году и остались там, где ныне находится поселок Абагур.

От Томска до Горной Шории и по нынешним меркам путь не близкий, а в ту пору – тем более. Поэтому было решено построить острог и город против устья Кондомы у подножья горы. Ставили его в 1617 году казачий голова Молгачи Лавров и сын боярский Евстифей Михайлов. В 1618 году, указывает летопись, велено было быть в Кузнецком остроге московским воеводам Тимофею Степановичу Бабарыкину и Осипу Герасимовичу Очинкову.

Первое селение вместе с острогом быстро набирало силу, и в 1622 году Кузнецк стал самостоятельным городом, не зависимым от Томских воевод.

Русские пришельцы отличались достойной храбростью. Это и не удивительно – освоению Кузнецкой котловины постоянно мешали набеги воинственных кочевников, орды которых грабили и уничтожали все на своем пути. Почти два века новые поселения с центром в Кузнецке были военно-стратегическим рубежом обороны на южном фланге русской Сибири. Об этом, в частности, свидетельствуют названия, оставшиеся в наших краях до сих пор – мыс Караульный, гора Маяковая, что в нынешнем Новокузнецке.

О том, в каких условиях шло освоение нашего края, говорят названия ряда рек и поселков, окружающих Осинники. Ведь Кандалеп в переводе с шорского – Кровавый бой, Тайлеп – Ночной бой, Шушталеп – Жестокий бой.

Год от года значимость Кузнецка росла все больше. Об этом можно судить хотя бы по тому, что в 1675 году ему были даны печать и даже свой герб.

Первое столетие города в 1717 году отмечалось торжественно. К торжеству был причастен сам Петр Великий. По его повелению Кузнецку подарили трехметровый деревянный крест. К этому времени казаки вместо острога на горе Маяковой построили крепость. Вот так на самом высоком месте Кузнецкой земли возникли укрепления. С трех сторон они, помимо всего прочего, защищались крутыми обрывами, с четвертой – высокими валами, построенными трудолюбивыми казачьими руками.

В этой крепости рядом с пороховыми погребами пришельцы построили большую часовню, чтобы хранить в ней царские подарки. В этой часовне подаренный крест и был применён.

Кузнецкая крепость многие годы защищала местных жителей от набегов. Однако одной ее оказалось недостаточно, и в первой половине XVIII века началось строительство Кузнецкой укрепленной линии. Не подумайте, что это было что-то вроде Великой Китайской стены. Просто на протяжении более чем 300 верст, которая, как известно, чуть больше километра, пришельцы с помощью местных жителей заложили 17 укрепления. Среди них Кузедеевский форпост, Кандалепский, Калтанский и Ашмаринский редуты.

Несколько подробнее о Калтанском редуте, давшем начало нынешнему Калтану. Прежде о происхождении его названия. Оно шорского происхождения и состоит из двух слов: «кал» - неразумный, дурной, «тан» - зимний, морозный ветер.

Калтанский редут был заложен на высоком и крутом берегу Кондомы в 40-е годы XVIII века. Это было небольшое сомкнутое полевое укрепление с наружным рвом и бруствером. Случилось это так. Не раз казаки пытались подыскать удобное для себя место проживания, но, в какую бы сторону они не подавались, везде была дремучая, вековая тайга. Наиболее удобным для поселения оказалось место в районе нынешнего Верхнего Калтана, расположенное на берегу реки, изобиловавшей рыбой, с просторными лугами на другом ее берегу. Прошел не один десяток лет, а в Калтане по-прежнему насчитывалось лишь полтора десятка домов. Поселенцы жили сбором орехов, ягод, меда, рыбной ловлей, гнали деготь.

Хлебопашеством занимались немногие.

Один из жителей, Ерофеев, выделялся из односельчан предприимчивостью. Он стал скупать орехи, ягоды, хмель, мед и десятками возов отправлять все это на Алтай. Потом его фамилию и дела узнали и за пределами Сибири. Ему с его богатством уже стало тесно в поселке, и он одним из первых на берегу Кондомы срубил себе большой дом (в районе первой береговой насосной). Но вскоре по дороге в Томск Ерофеев был ограблен, разорился и не смог уже поднять свое хозяйство.

Во второй половине прошлого века в Калтане насчитывалось уже более сорока домов, расположенных на месте Верхнего Калтана. На общем собрании жителей избирались староста и сотский. Староста распределял земельные угодья, сенокосы, назначал сроки охоты, сбора кедровых орехов, объявлял налоги, распределял население на различные общественные работы.

Свои заботы были у сотского. В царской России, как известно, так называли крестьянина, который на общем сходе назначался в помощь сельской полиции. По реформе 1861 года сотские подчинялись волостным старшинам, сельским старостам и полицейским урядникам. Всё взрослое мужское население состояло на воинском учете. За рекой Кондома, на лугах и на острове, проходили казачьи учения. Эти луга так и назывались – казачьими.

В поселке была построена церковь, а один политический ссыльный обучал казачьих детей грамоте.

Географический словарь Российского государства, изданный в 1804 году Афанасием Щекатовым, сообщает: «Около сего редута в берегах реки Кондомы выкапывают желтую, синюю, черную, а особливо белую глину, которая для заводских горнов во все места развозится под именем калтанской белой глины: ибо она в огонь весьма прочна, и лучше ее нигде не находят».

В те же годы, когда заложили Калтанский редут на месте нынешнего Верхнего Калтана, образовалась заимка. Так в старину сибиряки называли небольшие селения, обычно в стороне от других пахотных земель. Служивые люди заимки, как и Калтанского редута, жили в постоянном напряжении, или «с великим бережением», как говорили тогда: лихие набеги кочевников продолжались.

История возникновения города ОсинникиЕщё многие годы Кузнецкая укрепленная линия была защитницей местных жителей. Затем надобность в этом отпала, и в 1819 году Кузнецкую крепость исключили из числа оборонительных укреплений. Более того, в 1864 году она поступила «в публичную продажу с торгов». Пустили, так сказать, с молотка. Однако одно из зданий крепости, то, что из камня, приспособили под тюрьму. Потом, в декабре 1919 года, ее сожгли партизаны вместе с местными жителями, восставшими против колчаковцев. С той поры и высятся руины бывшей царской крепости и тюрьмы, напоминая о прошлом.

А теперь о становлении под защитой Кузнецкой крепости окрестных сел и городов, в том числе и Осинников, точная дата возникновения которых неизвестна. Бесспорно одно – возникли Осинники как селение позднее Кузнецка. Об этом можно полагать и по такому факту. В 1699 – 1701 годах тобольский картограф и историк Семен Ульянович Ремизов составил первый атлас Сибири, которому предшествовала «Чертежная книга Сибири» с указанием населенных пунктов, существовавших к тому времени. На чертежах даны планы Томского и Кузнецкого острогов, указаны села и деревни, основанные служивыми людьми и пашенными крестьянами. Обозначена заимка Щеглова – первое упоминание о Кемерове. В числе первых сел нашей области, основанных в те времена, - Мохово, Кулаково, Пача.

Об Осинниках, или селении, которое дало ему начало, ни слова. Первое упоминание о нем в печати относится к началу XIX века. Конечно, территория, на которой находятся нынешние Осинники, известна людям много раньше этой даты. Известно и другое. Осинники ведут свое начало от шорского улуса тах-тал-аал. В переводе с местного, шорского, языка «тахтал» означает осинник, а слово «ал» - селение. Первые русские поселенцы перевели название улуса по-своему и стали именовать его – Осиновка.

Такое название связано с тем, что в то время в наших краях росло много осин. Тайга доходила до тех мест, где сейчас находится шахта «Осинниковская». В районе Соцгорода было болото. Полагают, что образование улуса Апсахтыгал относится к первой половине прошлого века.

Из поколения в поколение передается легенда, что первым поселенцем улуса был шорец кузнец-оружейник Кузедей. Прежде он построил свою кузницу якобы возле стен Кузнецкой крепости, но потом переселился на берег речки Кандалеп.

Примерно в то же время, в 1800 – 1806 годы, местные жители, шорцы, заложили и поселок Шушталеп. Прежде они селились на левом берегу речки Ближняя при ее впадении в кондому. Но вскоре выявилась их ошибка. В одну из дружных весен вода поднялась настолько высоко, что унесла несколько избушек. Было решено переселиться на правый берег, туда, где сегодня находятся улицы Береговая, Набережная, Почтовая, Центральная. Место это высокое и благоприятное, как говорится, для житья-бытья во всех отношениях.

Долгое время, примерно до конца прошлого века, поселок был чисто шорским. Начиная с 1900 года в поселок приезжают русские.

Развитию местных поселений способствовало и наличие полезных ископаемых. Во второй половине XVIII века в Горной Шории местные рудознатцы обнаружили железные руды. Во время подготовки к строительству неподалеку от Кузнецка Томского железоделательного завода (ныне Прокопьевский район) эти месторождения обследовали (1769 – 1771 годы). Уже в 1770 году в «Чертеж, сочиненный при Томском заводе прежним и вновь найденным железным рудам и на каком оные от завода расстоянии» были занесены «железные» горы Тельбес, Темир-Тау, Одра-Баш, Сухаринская. Руда от них до завода доставлялась на гужевом транспорте.

А вот как решался вопрос с топливом. Прежде предполагалось, что местные металлурги обойдутся древесным углем. Ведь лесных массивов вокруг, казалось, столько, что их хватит надолго. Однако управляющий заводом Пастухов (имя и отчество неизвестны) решил использовать более калорийное топливо. Показав своим рабочим образцы английского каменного угля, привезенного из Петербурга, он стал расспрашивать их, не видели ли они что-нибудь такое в здешних местах. Оказалось, видели, даже знают, где можно найти такие же камни. Может, даже получше. Ученик плотника Яков Ребров указал: «Возле деревни Атаманово». Более того, привез оттуда около пуда местного «солнечного» камня. Это случилось в 1787 году.

Тогда же стало известно о наличии угля и в районе нынешних Осинников. Первые его пуды здесь добыли для нужд завода из небольшой штольни, заложенной ниже устья речки Кинерки, впадающей в Кондому.

Было видно, что эти залежи – лишь незначительная часть громадных угольных запасов, которые покоятся в недрах. Впоследствии в этом был уверен, например, инженер-капитан Соколовский II, который весной 1842 года в «Горном журнале» опубликовал статью «О каменном угле, найденном близ д. Афонино и в некоторых других местах Алтайского округа». Вместе с тем он предсказал, что соседство угля и железных руд открывает широкие возможности для развития промышленности.

Публикация привлекла внимание научной общественности, и нашими краями заинтересовались видные русские геологи. Таким образом , к началу XX века об угольных запасах этих мест знали многие.

Своеобразным рубежом для жителей Осиновки стали 1912 и 1913 годы. И вот почему. В 1912 году возникло акционерное общество Кузнецких каменноугольных копей (Копикуз). Владельцам акционерного общества было предоставлено монопольное право заниматься разведкой полезных ископаемых на огромной площади Алтайского горного округа – 176 тысяч квадратных километров – и строить шахты. В следующем году Копикуз получил право приобретать и железные рудники.

Акционеры попросили талантливого русского геолога Леонида Ивановича Лутугина организовать разведку кузнецких углей. В итоге – в 1913 году – на целом ряде месторождений появились геологоразведчики. Первые же исследования дали результаты – изыскательские работы проводились на правом берегу Кондомы, что вблизи Осиновки. Было решено построить металлургический завод. Тем более, что рядом высококачественные магнетитовые руды Горной Шории.

Площадка под закладку завода была выбрана возле Шушталепа. В Томске при участии видного металлурга Михаила Константиновича Курако началось проектирование доменных печей, которые Копикуз обязался пустить в строй действующих к концу 1918 года.

Кому не известно выражение «город-сад»? Оно стало знаменитым после стихотворения В.В. Маяковского «Рассказ Хренова о Кузнецкстрое и о людях Кузнецка». Бытует мнение, что автор этой фразы – Маяковский. Но на самом деле первым ее произнес М.К. Курако, которому было предложено возглавить строительство завода. Побывав на Шушталепской площадке, он наметил разместить здесь вместе с заводом также рабочий поселок и видел его городом-садом. «Жить здесь будут примерно 400 служащих и 6000 рабочих. Для каждого планировалось построить отдельный дом с огородом, чтобы можно было выращивать овощи, картошку. И чтобы при каждой усадьбе обязательно был бы сад».

Но обстоятельства не позволили замыслам воплотиться в действительность: грянула первая мировая война. Идею построить металлургический завод на юге Кузбасса пришлось отложить.

Потом же планы М.К. Курако реализовали в Кузнецке другие люди – в феврале 1920 года основателя школы русских доменщиков, внесшего принципиальные изменения в конструкции доменных печей и самого доменного производства М.К. Курако не стало. Он скончался в Осиновке от брюшного тифа. Здесь он покоился в могиле в районе нынешнего магазина «Восход». Затем его прах в 1947 году перенесли в город Сталинск (Новокузнецк) и погребли на кладбище Верхней колонии. Новокузнечане назвали именем Михаила Константиновича один из городских проспектов.

В Осиновке строительство рудников и шахт, определивших возникновение города, продолжилось.

Материал взят из книги Анатолия Семеновича Цыряпкина "Осинники" (под ред. Н.В. Антоновой, Б.С. Жаркова). 1995 год

Никто не решился оставить свой комментарий.
Будь-те первым, поделитесь мнением с остальными.
avatar
Back to Top